?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: религия

Два года назад я почти случайно, ничего заранее не планируя, попала в один небольшой северный монастырь и прожила там некоторое время. Проходя разные послушания и приноравливаясь к местной жизни, я так уставала, что не сразу узнала о старце, который там принимал и к которому, оказывается, ехали люди не только со всей России, но и из-за границы.
А дело было вот как. К тому времени я кое-что читала и слышала о старцах, но не представляла, что и в настоящее время вдруг можно встретить кого-то из них. Да, слышала о старце Илии из Оптиной пустыни - он сейчас духовник Патриарха, об Иоанне Крестьянкине и отце Павле Груздеве - но ведь они уже умерли... А есть ли живые, настоящие старцы? Я понятия не имела и мне не приходило в голову к ним попасть.
дальшеCollapse )

Лев Шихляров

Вчера впервые попала на лекцию протоиерея Льва Шихлярова. Много о нем слышала, много видела его книг (но как-то руки не дошли прочесть хоть одну). Теперь прочту! ))
Очень яркий лектор, очень здраво и интересно рассказывает о христианстве, об аскетике, о душе... В том числе о сложных вопросах - умер, например, крещеный младенец и некрещеный, в чем будет разница в их посмертном состоянии? Многие священники бы, не мудрствуя и не вдаваясь, ответли бы по шаблону - "некрещеный младенец в Рай не попадет, как и все некрещеные". Не таков отец Лев! Он приведет сто источников и цитат, обдумает вопрос, вспомнит святых отцов, и даст такой ответ, что он не вступает в противоречием с твоим разумом и пониманием Бога, но и никак не противоречит учению Церкви. И так по множеству моментов. Он даже не пользовался никакими записями и бумажками на протяжении четырех часов лекций. Его что ни спроси - он знает все )) Потрясающе! Если бы такие здравые священники встречались мне в жизни раньше!..
Совершенно очарована )) Эрудированный, харизматичный человек. Восстанавливает храм где-то в Сергиево-Посадском районе, преподает в ВУЗах, служит... Вчера лекции длились с 18-00 до 22-15, так он потом еще поехал с кем-то встречаться, и можно только догадываться, во сколько он приедет домой... А наутро часов в 7 или 8 ему уже служить Литургию. А это означает, что встать надо примерно часов так в пять...
В четверг мне, надеюсь, повезет еще раз и я попаду послушать лекцию Алексея Ильича Осипова. Когда-то, годах в 2006-2007, только-только отходя от интереса к буддизму, и так и не поняв его толком, я переслушала в поездах, пока ездила между Киевом и Москвой, почти все его лекции. Ставила диск в плеер и засыпала и просыпалась под его лекции ))) Дома слушала тоже все свободное время. Можно смело сказать, что христианство я узнавать начала именно через лекции Осипова. И очень ему благодарна, на мой взгляд, совершенно изумительный богослов и лектор.
Вот чем хороша Москва - это тем, что тут много интересных людей )) еще мечтаю попасть в Третьяковке в их лекторий на лекции Нерсесяна, но боюсь, что в апреле-мае уже опоздала.. 

Крестины Анюты

В январе я летала в Словению и мы наконец крестили младенца Анну :-) Крещение проходило в Кране, в небольшой церквушке над обрывом, не знаю, кому она принадлежит, но центральная часть там передана православным и служит в ней священник-серб. Убранство совсем скудное, небогатое, нет ни росписей, ни обилия икон. Но атмосфера нам понравилась - как-то камерно, уютно все получилось. Кроме Ани, крестили еще двух младенцев-близнецов и взрослого мужчину. Символ веры пели по-старославянски, было так здорово и как-то совсем "по-нашему" )))
А было вот так... (снимала nadjuha_ha, а я позволила себе только слегка обработать снимки).

DSC_3068
еще.. много!Collapse )
Когда я нашла храм, где мне хорошо, эти места перестали быть для меня такими уж чужими. Храм примирил меня с ними.
Удельнинскую церковь зимой посоветовал мне кто-то из читателей журнала - большая ему благодарность! Помню, как он написал в комментарии - "поезжайте туда, вам понравится".
И правда, очень понравилось. Все, что называется, на душу легло. Я уже писала об этом - что мне нравится там и как пахнет ладан, и как пахнут зажженные свечи вкупе с каким-то запахом старинного темного дерева, и старые иконы, в киотах которых нет-нет да и лежит засохшая муха... Этот храм не закрывался в советские годы, и это ощутимо по всему. Из него всегда не хочется уходить - служба кончилась, а выходить жаль, хочется побыть еще. Величественная фигура пророка Иезикииля (или Иеремии?) на золотом фоне у самого входа, распятие чуть левее, у кануна с всегда зажженными на нем свечками... бабушки-церковницы, шаркающие тапочками и кладущие земные поклоны головой в пол. Скоропослушница и отрок Пантелеймон, Петр и Павел в сандалиях с ремешками, Серафим Саровский со склоненной головой и грустным взглядом, Взыскание погибших рядом с Николаем Чудотворцем, огромные Казанская и Почаевская в Серафимовском приделе...Этот храм, по ощущениям, даже без прихожан всегда полон - там именно ощущение некоей полноты, достаточности.
Сегодня пришла туда к восьми - служил старенький седой иерей. Он служит очень размеренно, тщательно, выговаривая каждое слово, так, что слышно даже из-за закрытых Врат. Он никогда не спешит и не сокращает службу. Сегодня, например, служили с восьми утра почти до часу. Сначала была утреня с каноном, потом часы, потом он вышел исповедовать желающих и каждому давал советы, исповедовал он внимательно и сам задавал вопросы, если человек терялся, и некоторые плакали - в слезах отошла молодая девушка и одна старушка. Но в каких слезах? В светлых, облегчающих. Не у каждого священника доисповедуешься до очистительных слез. Обычно торопят, и очередь во время Всенощной дышит в спину - тут уж не до слез...
Потом, уже в половине одиннадцатого, батюшка начал служить Литургию. Он долго молится, долго поминает живых и мертвых, перечисляет имена...
Так дослужились до полудня и дольше. А усталости не было. На аналое в приделе святителя Николая лежала икона равноапостольной Ольги, прихожане не спеша подходили к ней, потом к большому медному кресту, который вынес священник, прикладывались. И расходились. Я подождала, пока ушли почти все, прошлась по пустому, полутемному храму еще раз, вдохнула запах - догорающих восковых свеч, старого дерева, ладана...
Впервые в жизни сходила на день Ангела в храм. 
Еще в феврале подруга позвала меня составить ей компанию в поездке в Дивеево. Я подумала и согласилась - уж очень давно никуда не ездила. Посмеялись, что в марте русская провинция будет особенно прекрасна, что, в общем-то, так и оказалось... Черные грачиные тучи на березах, лужи по щиколотку и тающий снег и лед на всех дорожках - только держись, чтоб не упасть. И еще дождь и порывистый, резкий, острый ветер... Глубинка в марте прекрасна, другого я и не ждала.
Поехали поездом Москва-Круглое Поле, вышли в Арзамасе в начале пятого утра. До Дивеево ехали на такси, до первого автобуса было еще часа два, а нам хотелось успеть к утренней службе. Страшновато было ехать в арзамасском лихом такси - слишком быстро водитель, как мне казалось, гнал, я даже со страху пристегнулась на своем заднем сиденье :-) Дорога скользкая, темень, не видно ничего, дождь моросит, музыка гремит, и какая-то нереальная скорость - бррр.
В Дивеево все едут к преподобному Серафиму Саровскому. Так и говорят - "к батюшке Серафиму". Я о нем мало что знала, старалась перед поездкой прочесть книгу Чичагова "Летопись Серафимо-Дивеевского монастыря", но поняла, что не осилю. За два последих дня взялась было за его житие, но тоже прочла только только самое начало... И поехала просто так, почти без ничего.
Поселились мы в десяти минутах от монастыря. Село Дивеево небольшое и некрасивое. Погода ухудшала все еще больше - грязные лужи, грязные дороги, грязные сапоги, все грязное, грязное, грязное... Увы. Дом в два этажа, где мы поселились, удручал. Унылый квартальчик таких же домишек, мусор и свалки каких-то вещей и драных матрасов возле подъездов, а около одного - даже старая ванна. Тихий ужас, сказать честно. Когда я из комнаты посмотрела на серую улицу, всю в лужах и этом мусоре, стало невыразимо тоскливо и я вслух сказала, что рада, что не живу и не буду жить здесь. Хотя... После узнала и увидела, что в Дивеево строят дома богатые граждане, прямо особняки. И старые домики скупают. А земля в этом Дивеево стоит как в ближнем Подмосковье.
...Утром, прямо с поезда, мы пошли в монастырь. Было пять часов утра и уже начинались Часы. Это служба, обычно предваряющая Литургию или вечерню. Монастырь сразу поразил: в центре высится огромный Троицкий собор, ясного зеленого цвета, какого-то травяного, почти изумрудного, и ярко освещенная желтая колокольня в стиле классицизма, а рядом белоснежный Преображенский... Это потрясающе! Вообще, монастырь и само село Дивеево - это как Рай и Мир: пока ты внутри монастыря, тебе хорошо и благостно, там светло, чисто, все благоухает, все ласковые, ну просто настоящий Рай. Только ты вышел за ограду - все, катастрофа, ты ощущаешь себя как изгнанный Адам, впору идти и горько плакать. Контраст жуткий. Возможно, это погода усугубляла, потому что на фотографиях и картинках я видела вполне симпатичное Дивеево.
дальшеCollapse )
Смеркается. Сумерки синие-синие. Макушки сосен совсем уже черные, а снег, небо, воздух - синие. Долгие, густые зимние сумерки. 
Меня часто спрашивают сейчас - как я? как пережила пожар? как живу теперь? не жалко ли мне сгоревших вещей? 
Почему-то уже совсем почти не жалко. Поначалу горько жалела о переписке за 12 лет, сгоревшей вместе с ноутбуком. О тысячах фотографий из разных городов и стран, накопившихся на дисках и в том же ноутбуке за много-много лет. Жалела о деревянном корабле, когда-то привезенном из Одессы. О старом розовом поросенке даже, подаренном мне да День Святого Валентина еще в студенчестве. Жалела, конечно, о книгах... Книг там было, пожалуй, штук 600 или 800 - не знаю точно. За осень я перевезла в тот дом большую часть своей библиотеки. Когда-то я, по правде, питала надежду, что мои потомки - дети и внуки, где вы? ау... - будут читать мои книги, заботливо для них купленные, сохраненные. Что я расставлю их когда-нибудь в просторной комнате просторного дома. Ну вот, расставила... На втором этаже у меня была светская библиотека из трех стеллажей, заботливо прибранная. На третьем - духовная библиотека, также стеллажах на трех. На третьем - это чтобы не смущать агностика-мужа. Какой был девятитомник Бунина! А его двухтомник стихов! А толстый любимый, зачитанный том Бродского! А бесчисленные редкие издания путевых дневников о Европе! А громадный и крайне редкий том о русских иконах, привезенный задорого из Словении... Но что-то мало я обо всем этом погоревала - дня два-три, и все. 
Сейчас мне почти ничего уже не жалко. Совсем. 
плач и радостьCollapse )

Tags:


Знала ли что? Или в Бога ты верила?
Что там услышишь из песен твоих!
Чудь начудила да меря намерила,
Гатей, дорог да столбов верстовых...

А. Блок

Читаю сейчас одну интересную книжку, связанную частично с историей храмов Ярославской губернии. Узнала, что на севере области, почти на стыке с Вологодской областью, с начала 17 века был один монастырь, точнее - пустынь. Исааковско-Пошехонская. О ней мало сведений. Там была церковь Рождества Богородицы, устроенная в середине 17 века и чудотворная икона, очень почитаемая - тоже Рождества Богородицы. Это всегда была главная святыня того монастыря. Перед ней молились о спасении заблудших душ, о воспитании детей и наставлении их на пусть истинный. 
В молитве к Богородице, возносимой перед тем чудотворным образом, были такие слова:
"...темже смиренно к Тебе прибегаем и просим: исходатайствуй нам у Всемилостивого Господа Бога нашего прощения всех прегрешений наших, вольных и невольных, страждущему Отечеству нашему спасение, мира, тишины и благочестия возстановление, времена мирна и безмятежна, крамол злых непричастна, ко изобилию же плодов земных воздуха благорастворение, дожди мирны и благовременны и вся яже к житию и спасению нашему потребна испроси нам у Сына Твоего, Христа Бога нашего. ... Буди нам скорая помощница и премудрая ко спасению наставница..."

дочитать про пустыньCollapse )

про Юлию Сысоеву

Если честно, то я вообще всегда настороженно относилась не только к ней, но и к самому убитому священнику, её мужу - Даниилу Сысоеву. Одно слово на аннотациях его книг меня почему-то всегда мгновенно отталкивало - "миссионер". Мне сразу казалось - ну вот, нашёлся тут миссионер на нас, сейчас будет активно обращать, надо бежать. )) Вчера в магазине неожиданно продавщица говорит мне - А вы читали книгу Даниила Сысоева "Замуж за мусульманина"? Я говорю - нет. А сама думаю - и не собираюсь. А продавщица с восторженными глазами давай мне пересказывать, как прекрасно и обстоятельно там автор всё, что надо, доказал и показал, причём даже не про "замуж", а про то, как и через что действует в судьбе Господь )) Я название книги хоть и запомнила, но всё равно решила, что, пожалуй, читать её не буду. 
Из всех книг Даниила Сысоева - а он, кажется, немало успел написать - я читала только отрывок (очень небольшой) из почти брошюрки "Простыми словами о тайне Троицы". Что-то я ничего там толком не поняла и нового не узнала, но отметила, что слогом написано красивым. Иногда даже как-то близко к старославянскому - языку и уху было приятно. 
А сегодня случайно в сети наткнулась на интервью с его вдовой, Юлией Сысоевой. Мне почему-то всегда казалось, что вдовы священников, да ещё известных - это какие-то не очень приятные женщины... Вот откуда такое в голове? Всё, что мне встречалось о ней ранее, я отметала - мне не было ни интересно, ни даже просто любопытно. Мне вообще, если честно, казалось, что она сидит там где-то в глуши со своими тремя дочками и знать ничего не знает про нормальную жизнь. 
Я ошиблась. Вот так вот узко, выходит, я сужу о незнакомых людях - что-то где-то себе сама придумала, и годами ревностно это заблуждение оберегаю...
Сегодня прочитала целиком интервью с ней и увидела, что это интересная, разумная молодая женщина.
Заодно разрешила в голове ещё одно недоумение - про то, что якобы православным надо сидеть дома и нежно любить только деревянное русское зодчество да колокольные звоны, а вместо туризма паломничать то в Дивеево, то в Печёры, в мятой юбке и закутанным в платок по самый нос. А оказывается вот и нет! Православные - тоже нормальные люди ))
Меня, кстати, часто смущало, что женщины почему-то весьма некрасиво выглядят. Православные, добрые, отзывчивые, но я смотрела на них и с большим смущением думала - но почему на ней юбка до такой степени некрасивая и мятая? почему от неё так несвежо пахнет? а почему она лицо не мажет кремом, ведь так ясно видно, что у нее жутко сухая кожа? а почему она волосы не помоет, они такие жирные уже? А почему не причешется красиво? Пусть не соблазнительно, но просто - красиво? Разве это запрещается? ... И так далее. И то, что я люблю путешествовать, носить красивые платья, укладывать волосы пенкой и феном, душиться духами "Амор-амор" и носить разноцветные кожаные браслетики, меня постепенно стало всё больше и больше, как говорится, вводить в искушение... Но сегодня Юлия Сысоева меня прямо успокоила на этот счёт ))) Вот что она про это пишет.

так вот что пишет Юлия СысоеваCollapse )

Схимница

На службах в монастыре справа от входа всегда сидела в инавлидном кресле старая-старая монахиня в схиме. Её привозила келейница - тоже очень пожилая, и оставляла. На вечернях нам в качестве послушания раздавали синодики - поминальные книжечки и мы про себя читали их. "Помяни, Господи, души усопших  раб твоих Иоанна, Валентина со чадами, воина Никиты со сродниками..." Я старалась за каждым именем представить человека и потому читала долго... Я боялась, что плохо выполню послушание и Бог не услышит этих имён.
Схимонахиня молилась сидя, читала свои синодики с маленькой свечой. Вздыхала, о чём-то сокрушалась. Когда хор пел - "Господи, помилуй!", она крестилась и кланялась - склонялась к коленям головой, потом с трудом распрямлялась.
Синодик у неё был толстый, измятый, рукописный - и она читала его почти всю вечернюю службу, каждый день - поминала живых и умерших. Иногда, я видела, она ближе подносила истрёпанную страничку к глазам и долго-долго её читала, словно бы молилась за какого-то человека больше и дольше, чем за других.
Бывало, по выходным приезжали из города люди с детьми, и она просила дать её какого-нибудь ребёнка на руки. Малыш охотно садился к ней на колени и она начинала агукать с ним, как простая бабушка, доставала из чёрного мешочка конфету или карамель, угощала его. Малыш нисколько не боялся её чёрной мантии, длинного старушечьего носа, он улыбался в ответ и тут же хрустел фантиком, иные монахини недовольно морщились и оборачивались, а схимницу ничего не смущало.
Однажды привели бесноватого. Красивый парень лет тридцати, с ним был отец и годовалая дочка. Парень обливался потом, ходил по церкви, не мог подолгу стоять. То падал на колени и начинал креститься, плакать. Когда выходил священник, он принимался злобно кричать - Батюшка, постись! Батюшка, постись! После подошёл к схимнице, поцеловал руку и стал просить прощения - Матушка, простите меня, что я такой! Стал плакать, а она перекрестила его и сказала, когда его увели - Ничего, ничего, не смущайся, я с самого начала увидела, что ты такой, ничего, Бог милостив...
После я узнала, что зовут её Иоасафа. Несколько дней я набиралась смелости, а в конце одной службы, за пару дней до отъезда, встала около неё на колени и попросила - Матушка Иоасафа, помолитесь за меня, пожалуйста, моё имя Ольга. Она улыбнулась, сразу взяла мою руку и крепко-крепко её поцеловала. Я растерялась, ведь это я бы должна целовать ей руку... А она погладила меня по голове и радостно, весело сказала - Я уже молюсь, детка, и ты не бойся ничего, Господь всех простит, иди, иди с миром, я не забуду про тебя.
Я поблагодарила и пошла, и слышала, как она со вздохом сказала - Господь всех простит, всех до единого, всех до единого, вот увидите...

Девочка в Донском

В Большом Соборе Донского монастыря идёт вечернее богослужение - необычайно длинное, три часа. Торжественное, красивое, печальное... В двух местах идёт исповедь. Слева исповедует мирской священник средних лет - он отпускает грехи быстро, прихожане подходят к нему с улыбкой, он им тоже улыбается и, быстро выслушав, уже накрывает епитрахилью - "отпускаю и разрешаю..." Я случайно услышала исповедь одной женщины ему - "батюшка, ненавижу своего сына, кружку евонную разбила недавно".
А в правом углу, перед иконой святого Даниила, в полумраке, принимает исповедь старик-монах. В чёрной схиме, по спине старославянские буквы "свят, свят, свят Господь Саваоф" - жутко... Лицо у монаха сморщенное, борода седая, жидкая, а глаза - светятся светом. Второй раз я на вечерней длинной службе в Донском, и второй раз глаз от старого монаха оторвать не могу. 
Исповедует он подолгу, пристально глядя на человека, иногда гладя его по голове или кладя сухонькую ладонь на плечо, как бы приободряя. Людей ставит на колени возле себя, сам сидит, согбенный, на низеньком стульчике, слушая исповедь, склоняется низко-низко, большим ухом к самому лицу человека. 
Долго слушает, долго. Что-то спрашивает у каждого, и человек всё больше никнет головой, еле заметно кивая - да, отче, и этим согрешал, да, и этим, и этим... И ниже склоняется голова... А глаза монаха светлые, радостные, и он, наверное, напоминает кающемуся, что "безмерно милосердие Божие и нет греха не прощённого, кроме греха нераскаянного". И накрывает епитрахилью, золотой, мягкой, и внимательно, не спеша, читает над каждым молитву - "отпускаю и разрешаю"...  И, может быть, добавляет, словами Того, из Евангелия - "иди с миром и не греши больше, чтобы не случилось с тобой чего похуже"...
Люди отходят от монаха со светлыми лицами, многие со слезами. Одну девочку, всего-то лет 8-9, не больше, старик-монах исповедовал особенно долго, и девочка плакала, так плакала... А монах смотрел на неё с любовью и гладил по волосам, улыбался, подбадривал. И девочка отошла от него с красивым, светлым лицом, только совсем мокрым от слёз - но она уже тоже улыбалась и шла к маме, а та ей улыбалась навстречу и держала шубку.
Что могла совершить девочка девяти лет, чтобы так плакать на исповеди? Что ей говорил в утешение старый монах?... 
Я не решилась на исповедь, но подошла к монаху. Возле него толпились люди, и склонялись под благословение. Склонилась и я. А он взял мою руку своей сухой ладонью и вдруг крепко пожал, и что-то сказал. Я растерялась - простите? - монах с улыбкой повторил - "Я тут завтра с 8 утра буду". Я кивнула, молча... 
А потом он шёл в братский корпус - по морозу и под снегом, в чёрной схиме, красивый, старый, согнутый... 
А девочку я встретила на выходе в трапезной - они с мамой ели пирожки и пили чай. 
Вчера я перечитала у Бунина "Чистый понедельник" - он ведь горячо любил московские монастыри, долгие службы, всю эту "Русь допетровскую". "киргизские острия башен на кремлёвских стенах", и все эти - "рипиды, трикирии, воздухи"! 
И я его теперь понимаю :-) Начинаю понимать... 
И попозже напишу этимологию слов "грех", "наказание" - только бы не забыть. 

Profile

nikonka
nikonka

Latest Month

December 2014
S M T W T F S
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com